Синдром уцелевших от аборта

В Украине всегда были многодетные семьи, потому что украинцы в целом были верующим народом и воспринимали каждого последующего ребенка как Божий дар. Они даже не ставили себе вопрос о том, что стоило бы как-то ограничить количество детей в семье.

Зато, когда под влиянием идеологии не только коммунизма, но и западного потребления, люди начинали «осознавать», что можно жить для себя, для своего собственного удовольствия, а дети якобы были для этого препятствием, с этого начинается упадок и нашей нации, и европейской цивилизации. То есть нежелание иметь детей происходит из того, что человек имеет собственные планы на жизнь. Вместо того, чтобы принять собственную жизнь как Божий дар быть за нее благодарным и принять всякое другое в жизни, человек пытается быть кузнецом своей судьбы, кузнецом своего счастья, взять от жизни все, что оно дает, а дети нередко становятся препятствием этому. Ведь нужно посвятить себя малышам, подарить свое время, усилия, пожертвовать культурным отдыхом, карьерой, многими вещами. Поэтому, чтобы предотвратить рождению детей, используют контрацепцию, или избавляются путем абортов.

Очевидно, что потребление, планы на жизнь имеет свои пределы. Они связаны со временем и возрастом. А время все равно это все съедает. В конце концов приходят старость и болезни, такой человек начинает мешать другим, которые также хотели бы утешаться жизнью, и тогда их безболезненно отправляют в другой мир. Виды эвтаназии, легализованной в Голландии, Бельгии и т.д. И все это — чтобы не мешали другим потреблять. А остальные тоже через 30-40 лет потребления попадают в ту же ситуацию. И таким образом возникает конвейер смерти. Круг замыкается.

Постабортное общество

— Собственно, к чему мы ведем. Сейчас в Украине имеем постабортное общество, абортивная ментальность. Западная Украина узнала об этом 1955 года, когда Хрущев повторно легализовал аборты в Советском Союзе. Восток Украины уже имел возможность «попробовать» этого с ленинских времен, с 1920-го, пока Сталин не запретил аборты 1937 года. Наверное, ему нужны были солдаты, возможно, имел какие-то другие мотивы. Все-таки учился когда-то в духовной семинарии.

Так вот, общество, массово вовлечено в геноциде собственных детей, не может быть здоровым. Потому что если семья планирует один-два ребенка, а, несмотря на это, делает пять-шесть абортов, а отдельная — 15, то даже те дети, которые родились в такой семье не чувствуют себя безопасно и не доверяют родителям. Психологи и психотерапевты говорят о так называемом синдроме уцелевших от аборта. Поэтому дети не имеют чувства безопасности, не могут заключать длительные супружеские союзы и очень часто сами не способны принять новую жизнь. И колесо смерти начинает набирать обороты. Они также делают аборты, пользуются контрацептивными средствами. И дети, вырастающие в таких семьях, отчуждаются от них и хотят как можно скорее из тех семей убежать. «Остатки», которые уцелели от кампании абортов, не хотят иметь ничего общего с миром, в котором они выросли, в котором не могут чувствовать себя безопасно. И отсюда желание покинуть так называемый отчий дом. Опять же, они будут стремиться воплотить свои планы в жизнь, которым снова кто-то будет мешать. И этот демографический спад, духовный упадок с этим связан.

Трактовка ребенка как вещи

— То есть сейчас происходит трансформация родственных связей?
— То, что мы нарисовали, — собственно, трансформация в негативную сторону. А есть определенные прогрессивные сдвиги. Думаем, не в последнюю очередь благодаря деятельности украинских церквей в некоторых областях ситуация с деторождением немного улучшается, и это будет иметь влияние в будущем. В Черниговской, Ровенской, Львовской, Франковской областях рождаемость немного преобладает над смертностью. Самая стабильная ситуация на Закарпатье: там стабильные семьи, там не разводятся, там традиционно крепкие и многодетные семьи. Даже в прошлые кризисные годы, когда в Украине поступали по 1000000 абортов в год, убыль населения составил минус 0,1%.

Также, если родители планируют иметь один-два ребенка, они начинают вкладывать в них все то, что должно быть разделено на шести-семи. Материальные ценности, образование… Они желают воспитать их для себя умными и совершенными, а подход тот же — трактовка младенцев, как вещи. Только в случае аборта этой вещи хотят избавиться, выбросить, а в случае воспитания для себя пытаются создать вещь, идеальные для себя. Соответственно, это вызывает лишь сопротивление и отчуждение детей. Потом родители жалуются, что дети неблагодарны.

Надо перестать относиться к детям, как к вещи, которую можно иметь или не иметь. Их надо воспринимать как личности — с их достоинством, неповторимой уникальностью жизни. И слава Богу за такой подарок.

— Согласие между родителями и детьми не способствует и конфликту поколений, характеров, эмоциональных состояний, личностей. Как сохранить добрые отношения?
— Конфликт поколений всегда был и всегда будет, потому что новое поколение по-другому смотрит на мир. Однако этот конфликт поколений может быть заостренный или сглаженный. Если родители будут пытаться понимать своих детей, быть им друзьями, отношения не будут такими острыми.

Очевидно, что дети знают и умеют очень многое, что мы, старшее поколение, не видели, не знали или очень слабо умеем. Опять же, это больше касается психологии воспитания. Есть такой вопрос, как отцовский или материнский инстинкт, которые дольше стараются удержать связь с ребенком, задержать его для себя, что, очевидно, вредит развитию ребенка, и у нового поколения возникает бунт против такого отношения. Воспитание всегда имеет элемент трагизма, элемент жертвенности — мы воспитываем детей не для себя, а для них, для их жизни, а не для успокоения наших потребностей. Когда мы избавимся от эгоистического отношения к своим кровинкам, тогда и они нас лучше понимать будут.

— То есть гипертрофированная любовь — это также эгоизм?
— Тоска и любовь не является эгоизмом, если это настоящая любовь. А если это такое за попадание вместо любви, чтобы подольше держать ребенка при себе, не давая ему стать на ноги, отпустить в собственное плавание, то это плохая черта.

— У вас создан «Институт семьи», что, наверное, и является ответом на потребность дня. Чем занимается эта организация, практическую помощь оказывает людям, которые попадают в трудную ситуацию.
— Институт семьи является подразделением Украинского Католического Университета, создан в 1998 году. Но это лишь научное подразделение с небольшим штатом. Мы проводим исследования, на основе которых организовываем семинары, публикуем вестник, издаем литературу на такие темы. Также есть вечерние курсы «Проблематика семейной жизни христианской семьи», где читают ряд дисциплин, в том числе и психологии семейных отношений, проблемы воспитания, этику семейной жизни, особенности подросткового возраста. Наши посетители не только получают необходимые им знания, но и обмениваются своим опытом

Добавить комментарий